"Пионерка" уходящей эпохи

Проект-путешествие "Уралинформбюро".
Про москвичей ходит шутка: мол, они не верят в жизнь за МКАДом.
Но применить эту шутку можно и к жителям Екатеринбурга. Многие из них тоже не знают, что происходит за границами Екатеринбургской кольцевой автодороги.

Корреспонденты "Уралинформбюро" проехали на дрезине по 58-километровому участку железной дороги между Верхней Синячихой и посёлком Березовским, чтобы своими глазами убедиться: жизнь в этих местах на грани исчезновения. Почему? Потому что "Дорога жизни", которой местные жители называют Алапаевскую узкоколейную железную дорогу, очень скоро может исчезнуть с карты Свердловской области.
Добро пожаловать в Зону!
Для начала проясним, "откуда есть пошла" АУЖД и что это такое. В конце XIX века Средний Урал, как известно, был вотчиной исключительно горно-металлургических предприятий. Для поддержания их работы требовалось много древесины. Под топливо для заводских домен вырубали десятки и сотни гектаров леса, а затем везли его к заводским домнам по 600-километровой ветке, построенной в 1898 году.

Ширина "узкоколейки" 750 миллиметров – в два раза меньше стандартного железнодорожного полотна. По ней бегают миниатюрные поезда с одним-двумя вагончиками, которые тащат по рельсам такие же миниатюрные локомотивы серий ТУ-2 и ТУ-4. На некоторых участках даже сохранились рельсы с клеймом "сделано в 1896 году".


За 120 лет протяженность Алапаевской узкоколейки
с прежней сократилась
до 170 километров, а число станций — до 15
За 120 лет протяженность Алапаевской узкоколейки с прежней сократилась
до 170 километров, а число станций — до 15. Причём 15 — официальные данные. В реальности же на одном только участке между станцией Угольной
и посёлком Березовским из 8 полноценных остановочных пунктов
"в живых" осталось всего два: Угольная и Ельничная.

Другие станции либо заброшены, либо вовсе исчезли с лица земли. Например, на станции Чернышовка из всей инфраструктуры наличествует лишь стрелка, которую машинистам, желающим повернуть на Березовский, приходится переводить вручную.

А станция Строкинка являет из себя самые настоящие декорации для постапокалиптического боевика: разрушенные здания с пустыми глазницами окон, брошенные на обочинах дрезины, а поодаль — такие же мертвые избы
и заброшенные огороды. Ни дать ни взять Зона из "Сталкера", только
без Золотого шара, исполняющего желания.
Кстати, о дрезинах. Они на участке между Ельничной и Березовским — единственное средство передвижения. Местные жители ласково именуют это чудо техники "пионерками". В том смысле, что этот агрегат, как юный пионер, всегда готов к работе. "Пионерка" на бензиновом ходу имеется практически в каждом гараже. Очень удобная штука: заправил бак, поставил на рельсы, завел двигатель — и в путь. В хорошую погоду такая дрезина способна развить скорость до 40 километров в час.

Для того чтобы почувствовать, почему АУЖД называют "Дорогой жизни", достаточно один раз проехать на "пионерке" до Березовского. Что называется, "городским не понять": на сотни квадратных километров с юга на север — только лес, болота и руины вымерших деревень.
Тишина стоит такая, что слышно треск ветки, сломавшейся за пару километров от "железки".
Тишина стоит такая, что слышно треск ветки, сломавшейся за пару километров от "железки". Периодически перед самым носом "пионерки" взмывают в небо непуганые глухари и рябчики.

Тем не менее люди здесь живут. В поселке Березовском аж целых… 7 человек.
В Ельничной чуть больше 200 жителей. В Муратково — 246, в Калаче около полусотни "аборигенов". В Строкинке, по данным 2010 года, жило 56 человек.

А как же автомобильные дороги? Ответ даст Яндекс-карта. Нормальных дорог
в этой местности практически нет. Самая цивилизованная и обустроенная пролегает между Верхней Синячихой и деревней Махнево. Еще одна, чуток похуже, соединяет посёлок Бубчиково и станцию Ельничную. И… и всё. Вот вам и XXI век, вот вам и нанотехнологии.

Станция Ельничная
Дорогу "убить", рельсы продать,
людей в Алапаевск?
Нашим проводником по "параллельному пространству" между Верхней Синячихой и Березовским вызвался быть местный житель, известный
в Алапаевске общественный деятель, краевед и предприниматель Андрей Никонов.

Он уверен: дорога гибнет не сама по себе. Идет планомерное выдавливание населения из зоны АУДЖ. Причем началось оно с уничтожения деревенских школ. Теперь детишкам из Ельничной приходится ездить в Бубчиково. Жители уверены, что рано или поздно школу в Бубчиково тоже закроют. А чтобы ускорить этот разрушительный процесс, нужно поскорее "убить" железную дорогу.

Общественный деятель, краевед и предприниматель Андрей Никонов
Зачем это нужно Алапаевску и Верхней Синячихе — другой, не менее горький вопрос. Вроде бы все логично: обитателей "мертвых" деревень переселяют
в пусть и небольшой, но все же город, предоставляют им там квартиры и работу… Но в том и парадокс, что Алапаевск и Верхняя Синячиха сегодня тоже не в лучшей экономической форме: металлургическое производство там закрыто, население мигрирует в более "хлебные" места.

На первый взгляд, версия о планомерном выдавливании смахивает
на очередную "теорию заговора". Но слишком много фактов свидетельствует в ее пользу. Во-первых, за последние годы узкоколейка укоротилась на 26 километров: рельсы разворовывают, продают на металлолом. Жители Березовского впрямую обвиняют в этом бывшего главу посёлка и… нынешнее руководство АУЖД.

Так, единственный на всю округу дизель-генератор, дававший электричество Березовскому, был снят именно по указанию поселкового главы. Вроде как
для ремонта. Но ремонт, судя по всему, затянулся. По крайней мере, здание подстанции в данный момент пустует и закрыто на замок. Жители спасаются
за счет домашних электрогенераторов — у кого они есть, разумеется.

Во-вторых, сама АУЖД недавно сменила форму собственности: была муниципальной — стала частной. Осталось продать рельсы в металлолом?

Строить предположения дело неблагодарное. Однако имеются и факты, официально подтвержденные прокуратурой. Дело в том, что жители поселка Березовский с 2015 года фактически отрезаны от "большой земли"
из-за решения дирекции АУЖД закрыть движение поездов до этой станции ввиду "аварийности элемента транспортной инфраструктуры".

Переводя с чиновничьего на русский, рельсы здесь плохие и требуют ремонта стоимостью 34 миллиона рублей. Но в реальности рельсы в порядке, в чем корреспонденты "Уралинформбюро" убедились лично. Кстати, березовский дизель-генератор, отданный якобы в ремонт, тоже был вполне исправен…

Неудивительно, что Свердловская областная прокуратура заинтересовалась этой историей. Правда, пока прокурорский надзор выразился лишь
в предписании, обязывающем руководителей АИЖД вместо поезда выделить березовцам вездеход (купленный, между прочим, за счет средств регионального Резервного фонда). Жалобы жителей на "противозаконные умышленные деяния" бывшего поселкового главы (того самого, что оставил поселок без дизеля) также взяты прокурорами на контроль.
Семеро смелых среди руин
"Пионерка" летит по заросшей придорожными кустами колее, изредка подпрыгивая на стыках. Для путешествий по осеннему лесу транспорт, конечно, не самый комфортный: пассажирам приходится крепко держаться
за поручни, чтобы ненароком не слететь на крутых поворотах.

Примерно на втором часу "вояжа" возникает ощущение то ли провала
во времени, то ли прохождения портала между мирами. Здешние леса больше напоминают чащобу из ужастика про ведьму из Блэр: обугленные стволы сосен, мокнущие посреди бескрайних болот, всполохи пожелтевших лиственниц, нереально синее небо над головой.

То и дело за бортом мелькают призраки покинутых деревень. Затем начинается сущий "коридор смерти": деревья угрожающе придвигаются к дрезине, смыкают кольцо, бьют по лицу наотмашь мокрыми ветками. "Береги голову", — сурово цедит водитель "пионерки" Евгений Бектешов. И тут же ловким пинком ноги сносит толстенный сук, летящий прямо в лобовой щит "пионерки".

По левому борту очередное болото. Здесь тоже была деревня, теперь от нее даже руин не осталось. Обезлюдев, дома ушли в трясину. Имени "утопленницы" не помнит даже наш брутальный проводник.
Примерно на втором часу "вояжа" возникает ощущение то ли провала во времени, то ли прохождения портала между мирами.
Поселок Березовский встречает звенящей тишиной. Говорят, из-за этой тишины некоторое время назад сюда хотел переселиться один немецкий эколог. Мол, настоящая, первобытная глухомань, не изуродованная звуками городской цивилизации. Чистый воздух и полное отсутствие средств связи, кроме небольшой телефонной станции на солнечных батареях.

Но это — тишина могильного склепа. Население Березовского сегодня всего
7 человек, а несколько лет назад жило 3 000 лесозаготовителей! Работали школа, клуб, столовая, пекарня, магазин. Теперь поселковый пруд обмелел, плотину размыло вешними водами, пешеходный мост прогнил, ходить по нему небезопасно даже в светлое время суток.
"Нам говорят, мол, уезжайте отсюда, выделим вам квартиры в городе, — усмехается местный житель Андрей Шалаев — А куда уезжать? Для таких,
как мы, в городе работы нет. А здесь у нас все для нормальной жизни. Огороды, крупный рогатый скот. Электричество, правда, от домашнего генератора,
но можно же сделать водяную электростанцию…"

Про электростанцию сказано не для красного словца: во дворе у Андрея
уже стоит самодельное водяное колесо, вполне пригодное для генерации электроэнергии для маленького населенного пункта. Народ здесь, вопреки обывательским суждениям, живет непьющий, работящий и талантливый.
А главное, он горит желанием возродить поселок, превратив его
в… туристический центр!
Житель поселка Березовский Андрей Шалаев
Дорогу спасут туристы и… ТОС

Фантастика? Возможно. Но березовцы настроены весьма серьезно. Во-первых, лесные угодья в окрестностях поселка по-прежнему привлекательны
для предприятий, занимающихся лесозаготовками. Единственное, что их отпугивает, это перспектива закрытия узкоколейки.

Во-вторых, жители поселка выращивают коров. Мясо хорошо идет на продажу в окрестных населенных пунктах. В идеале Березовский мог бы стать перспективной животноводческой территорией, уверен Андрей Никонов.
Но для этого необходимо, чтобы "оставшиеся в живых" посёлки в зоне АУЖД объединились под крылом ТОС (территориального общественного самоуправления).

Какая связь между ТОСами и туристами? Прямая, считают обитатели Березовского. Как уже было сказано, многие иностранцы заинтересовались окрестностями Алапаевской узкоколейки. Если вложить инвестиции
в восстановление поселка, он мог бы стать своего рода показательной экологической территорией на самообеспечении — по примеру тех,
что обустроены в джунглях Амазонки.
Экотуристы едут в Амазонию со всего света, чтобы своими глазами увидеть экзотический "первобытный" уклад жизни местных жителей. А Березовский мог бы стать визитной карточкой уклада уральского, не менее интересного
для заезжих любителей этно-фолка. И непросто стать, но и со временем составить конкуренцию той же Нижней Синячихе. При этом экскурсоводами
по такому музею старины будут сами березовцы, что обеспечит гарантированный приток клиентов для областных турфирм.

Условие успешной реализации этого проекта только одно: спасение АУЖД.
По ней уже сегодня возят туристов, правда, не по березовской ветке.
В основном гостей региона привлекают места, связанные с трагической гибелью членов дома Романовых (мужской монастырь во имя Новомучеников Российских в Верхней Синячихе), а также нижне-синячихинский музей деревянного зодчества под открытым небом.
Мужской монастырь во имя Новомучеников Российских в Верхней Синячихе
Но на самом деле потенциальных достопримечательностей на АУЖД гораздо больше. В том числе и старинная домна закрытого Верхне-Синячихинского металлургического завода, которую вполне можно преобразить в экспонат промышленного туризма. Кроме того, поезда, которые курсируют
по узкоколейке, могли бы стать "школами на колесах" для городских школьников, приезжающих сюда на экскурсии, считает Андрей Никонов.
Домна закрытого Верхне-Синячихинского металлургического завода
"Ментальность детей такова, что они любят объекты малых размеров, — пояснил он в беседе с "Уралинформбюро". — А наша узкоколейка как раз и есть малая железная дорога, по которой ходят небольшие по размерам поезда. В таком мини-вагончике было бы идеально проводить с детьми занятия по биологии, истории и даже математике. Такие уроки будут в десятки раз эффективнее любой лекции в аудитории".

Можно по-разному отнестись к этой идее. Даже счесть ее утопической. Но альтернатива у этой утопии пока только одна: "пионерки" под замок, рельсы в металлолом, население "за борт", уникальные народные традиции и промыслы — на свалку истории. Нечто подобное большевики уже пытались сделать 100 лет назад.

Сегодня коммунистический эксперимент принято ругать за жестокость и безрассудство. А также пенять "ленинской гвардии" на геноцид населения и разрушение духовных скреп. Но ведь скрепы — это не только воинские триумфы и звон колоколов. А геноцид — не только массовые расстрелы и концлагеря. Превратить в пустыню некогда густонаселенный район ради сиюминутных прибылей — деяние не менее преступное.

Продолжение следует.
Материал подготовили Евгений СУСОРОВ, София МУХАМЕДЬЯНОВА.
Другие спецпроекты "Уралинформбюро"
comments powered by HyperComments
© Все права принадлежат ООО "УралИнформБюро"
welcome@uralinform.ru
Made on
Tilda