уралинформбюро
Герои российского времени — капитаны или флибустьеры?
Ответ найдете в «Каравелле».
Ветер в паруса и жизнь на скорости, измеряющейся в узлах: корреспонденты «Уралинформбюро» накануне 80-летнего юбилея командора и любимого детского писателя Владислава Крапивина побывали в штабе легендарной «Каравеллы».
Кто они, современные герои: флибустьеры или честные капитаны? И как нужно Родину любить?
Со стены штаба на пришедших грозно поглядывают великие русские адмиралы под предводительством Петра I.

— Вот здесь мы изучаем маневрирование, прямо на ковре, — показывает нынешний командор отряда Лариса Крапивина, приглашая в святая святых — в Штурманский класс «Каравеллы».

Она рассказывает отрядным рулевым о правилах движения на воде, и половина сказанного — чудный и неведомый язык морских терминов. Что-то о такелаже или о заходе с подветренной стороны... Слушая это, невозможно избавиться от мысли, что все эти мореманские премудрости с придыханием слушают дети из индустриального Екатеринбурга.

Предчувствие моря
Как город к востоку от Уральского хребта, за тысячи километров от моря, внезапно и безоговорочно стал родиной сотен мореплавателей и отважных капитанов?! Шутка ли, «Каравелла» создана в 1961 году — и с тех пор традиция каждую весну спускать яхты (знаменитые крапивинские швертботы) на гладь Верх-Исетского пруда никогда не прерывалась.

Этот вопрос, конечно, лучше адресовать самому создателю отряда Владиславу Крапивину.
Владислав Крапивин
— Никаких специальных задумок не было. Почему всем кажется, что это обязательно нужно было планировать?! — со свойственной ему горячностью Владислав Петрович отвечает вопросом на вопрос. — Просто был человек, литератор Владислав Крапивин, которого увлекали корабли, паруса и приключения. А рядом жили мальчишки и девчонки. Я давал им читать книжки, мы занимались любительской киносъемкой, сложилась дружная компания. Отряд появился спонтанно, просто по ходу жизни.


— А где еще мечтать о море, если не там, где оно недоступно?
— после паузы добавляет он.
И тут надо вспомнить прекрасную авантюру с превращением Екатеринбурга в город-порт — проект грандиозного Трансуральского водного пути с выходом в Чусовую, а следом — в Каму и далее к морю!


Паруса и волны — в крови у уральских романтиков. Например, сегодня, кроме «Каравеллы», в мегаполисе работает полноценный яхт-клуб и действует верфь, на которой строят даже большие океанские яхты (это в горнозаводском-то Екатеринбурге!). А в отряде теперь уже — сыновья и внучки тех, первых еще, крапивинских искренних и отважных мечтателей из «Мальчика со шпагой» или «Мушкетера и феи».

Свистать всех наверх!
Верный способ быстрее отыскать новый дом отряда на улице Февральской революции для тех, кто там еще не был — идти в этой части Екатеринбурга за первым встречным юношей с выправкой и статью дореволюционного кадета. Отличить крапивинца в толпе по особой манере держать себя не составляет труда. Они и в остальном — как будто с другой планеты, во взгляде — беззаветная доброта и отвага.
Построение отряда в «Муравейнике»
На входе, у корабельной рынды, вытянувшись по струнке и не дыша, как статуя, стоит караульный.

— Один удар в колокол — вызов командира вахты, два — «свистать всех наверх» — построение, — перечисляет Маша Аверьянова.

Эта строгая девушка-лисичка в отряде с 8 лет. Сейчас она в восьмом классе
и уже — рулевой и командир. Всего девочек-командиров можно по пальцам пересчитать, так что ясно без слов: Маша — боец, хотя и очень изящный
и хрупкий.

— Да, конечно, нелегко бывает, — показывает она больное запястье в ответ
на вопрос, каково девчонкам справляться с напором ветра и парусами.
Маша Аверьянова
— Мне уже сейчас нужно определиться
с выбором профессии, дальше пойдут экзамены — будет поздно, — признается командир.

— Почему ты так решила?

— Мой брат так сказал. У меня с учебой было
не очень, и он помогал мне настроиться
на конкретную цель (брату Ивану — 27 лет, и он тоже прошел школу «Каравеллы» — прим. ред.).
Я хочу быть дизайнером интерьеров. С детства любила рисовать, так что, когда в отряде нужно что-то украсить или нарисовать, зовут меня.

— А я стану пластическим хирургом, — мгновенно подключается другая бойкая девочка в пылающей рыжей отрядной рубашке. Это Милана Горбашова.
Ее мама — профессиональный массажист, а Милана с 6 лет владеет молотком
и умеет закручивать шурупы. Такие люди здесь — на вес золота.

Юные «морские волки» постигают плотницкие навыки и основы корабельного дела чуть ли не с первых дней — все суда, на которых они бороздят просторы Верх-Исетского водохранилища, построены их руками.

В мастерской на стапеле — новый корпус будущего судна «Альбатрос», которое пополнит флотилию отряда этим летом. А на полках с инструментами — безупречный порядок, как будто здесь внедрена какая-нибудь хитрая японская система контроля качества.
Остап Манасихин
— В работе с деталями лодки главное — не сила, а то, что здесь,— стучит себя по лбу юный яхтостроитель Остап Манасихин. — Если передавить, можно ведь и деталь сломать. Нужно, чтобы руки росли откуда надо.

— У тебя оттуда растут?

— К сожалению, не всегда (смеется).

— Сколько ты уже в «Каравелле»? — Остап снимает форменный берет и считает звезды-нашивки. Сколько звезд — столько и яхтенных практик за плечами. У Остапа их 5 — считай, ветеран.

— В строительстве лодок они большую часть работы делают сами, — рассказывает Лариса Крапивина. — Сначала закладка, потом выводим на стрингера, все это подгоняем и шлифуем
под обшивку... И мы, и сегодняшние старшие ребята отряда так же выросли в мастерской, нас
так же когда-то в детстве учили корабельному делу. Сегодня флотилия включает больше 30 лодок, и каждый экипаж самостоятельно ремонтирует и готовит
яхту к навигации.
Конструкцию лодок, которые строят сегодня в «Каравелле», разработал лично Владислав Крапивин.

— Он, конечно, старается виду не подавать, но в душе страшно этим гордится, — заговорщически улыбается Лариса, — тем, что не только писатель, романтик, поэт, педагог, но еще и судостроитель.

Отдать швартовы!
— Это «Муравейник» — показывает Крапивина помещение размером со спортзал. «Муравейник» — потому, что здесь всегда бурлит жизнь: все бегают, суетятся. Здесь же проходят общие сборы, праздники. И когда собирается весь отряд — в активе больше 200 ребят, а с ними — родители и подрастающая смена — у нас же целые династии, — мы без труда умещаемся. Хотя нам и в куда более маленьком зале в помещении на Мира раньше было уютно, несмотря на то, что тесно.
Урок фехтования
Сегодня отряду оказывается всесторонняя поддержка и дан «зеленый свет» властями. Крапивинцы переехали в новый дом, благодаря администрации города. Кроме этого разновозрастное объединение нашло единомышленников далеко за пределами Екатеринбурга. «Каравелла» возглавляет движение мини-отрядов в Свердловской области и стране. Есть, например, их последователи в Москве, Петрозаводске, Тюмени, на Дальнем Востоке
и в Севастополе.


Стоит ли говорить о том, что выпускников «головного» отряда можно встретить в самых неожиданных ипостасях. Например, флагман 80-х годов выпуска Дмитрий Каменщик сейчас возглавляет аэропорт «Домодедово», а еще один почетный ветеран «Каравеллы» — музыкант из «Смысловых галлюцинаций» Сергей Бобунец.

Картина художника Евгения Пинаева, друга Владислава Крапивина, стала символом отряда.
Но эта безмятежность и признание присутствовали далеко не всегда, бывало, что отряд «штормило», и очень по-взрослому. Например, в 1992 году.
Тогда всем пришлось немедленно отвлечься от мечтаний и мушкетерских битв, чтобы буквально окопаться и выдержать многодневную осаду в рейдерской войне за здание на Мира.

Там все было по-настоящему: и угрозы «убирайтесь,
а то перевешаем на ваших же галстуках», и разговоры с «братками».


Дом отстояли — сторону крапивинцев занял тогдашний заместитель главы Кировского района по социальным вопросам Григорий Абрамович Магарас.
Лариса Крапивина
— Это дорогого стоит, когда есть такие чиновники с гражданской позицией, которые в трудных ситуациях берут на себя ответственность за принятое не самое популярное решение. Действуют не по инструкции, но потому, что по-человечески должно быть вот так, — отмечает Лариса. — А потом появилось клубное объединение «Социум», и мы по-настоящему ощутили защиту и поддержку властей.

Просто факт: из 10 тысяч выпускников «Каравеллы» ни один не имеет судимости. Об этом написал как-то писатель Алексей Иванов, и Лариса Крапивина нам подтвердила справедливость его слов.
За буйки не заплывать
Лариса Крапивина, которую многие считают дочерью писателя — на самом деле жена его старшего сына, Павла. Кроме страсти к яхтингу и пилотированию реактивных и спортивных самолетов, у нее есть еще одна — наука.

За плечами нынешнего командора — кандидатская диссертация, в работе — докторская, на которую катастрофически не хватает времени. При этом выведенная педагогическая концепция о разновозрастных объединениях давно бьет рекорды по статистике цитирования в научном педагогическом сообществе.
Лариса Крапивина
— Важно, что здесь занимаются ребята всех возрастов. Бесценный опыт
для социализации — общение со старшими и младшими. И еще очень здорово, когда есть что-то, что, как наш отряд, помогает понять и прочувствовать свою миссию — как человека и гражданина.

При этом ответ на вопрос: «Зачем я в этом мире», — находится в совершенно очевидном и простом понимании. В том, чтобы жить честно, быть добрым, поддерживать других, отстаивать и защищать свои принципы, а в ситуациях выбора опираться на свой собственный внутренний эмоционально-нравственный стержень.

— Но в сегодняшнем, прожженном пороками мире рыцарство каравелльцев выглядит несовременным. Кажется, что они выходят отсюда какими-то неподготовленными к жизни, незащищенными, слишком добрыми, честными… Звучит, наверное, очень глупо?

— Конечно, глупо. Честность, доброта, порядочность, уважение, настоящая дружба — это же не какие-то сказочные придуманные истины. Ведь в душе, признайтесь, каждый человек хочет именно этого. Мы все — люди,
и до последнего верим и надеемся, что все не так, как вы сказали.
Тот же индивидуализм может «бить ключом», а потом «вдруг» — человек берет и тратит, никому ничего не объясняя, все свои деньги на постройку современной клиники, в которой помогут сотням тысяч людей...

В «Каравеллу» приходят дети из разных семей, разных социальных слоев, они учатся в разных школах. И у новичков нередко идет ломка стереотипов. Деньги — не главное, статус не играет никакой роли, неважно, кто твои родители, говорят ему здесь. Важно, как ты поступаешь и что делаешь сам!

И, по-моему, раз уж вы об этом спросили, модель «Каравеллы» можно легко перенести на масштабы России. Если мы говорим о нашей национальной идее, то наши ментальность и необъятная территория, да и вся история страны подтверждают тезис о том, что это должна быть идея объединения, взаимной поддержки, сотрудничества, той же дружбы народов. Идея защиты интересов своего государства и сохранения его территориальной целостности. Ведь и страна, по сути — то же разновозрастное объединение. При таких масштабах и просторах вместе нам легче противостоять любым угрозам и вызовам…
Отряд «Каравелла»
— А как вам удается сохранять «экологию» души, личности в отрядовцах?

— За счет определенной воспитательной системы, которая включает дисциплину, форму, иерархию должностей и званий, общий порядок организации занятий и многое другое. Например, у нас не приняты клички, нельзя драться и выяснять отношения при помощи ненормативной лексики и кулаков, полностью запрещены любые проявления «дедовщины».

Хочешь подраться — пожалуйста, на фехтовальную дорожку. В отряде царит культ здорового образа жизни, где абсолютно исключены курево, спиртное
и ненормативная лексика. Все ребята, которые приходят к нам, оказываются перед выбором — либо принять эти правила и остаться, либо нет.
Все свободны — никого насильно мы здесь не держим.
«Каравелла» — в первую очередь собственный мир самих ребят. И при всем его строгом внешнем регламенте, он дает внутреннюю свободу каждому человеку, независимо от возраста, статуса, должности и звания в отряде.
Владислав Петрович ведь изначально создавал его не для того, чтобы заниматься с детьми журналистикой, морским делом или фехтованием. Он буквально менял мировоззрение, шел против устойчивых стереотипов, противостоял хамству, злобе, ненависти, зависти. Сегодня мы делаем
то же самое, когда готовим их к жизни, и наши ребята, например, не боятся идти в армию, понимая, что служить и защищать Родину — важно и почетно,
а уметь договариваться с разными людьми — просто необходимо.


Вообще сейчас многие говорят, что мы — какие-то динозавры, сохранившаяся легенда… Но, наверное, это и есть истинный патриотизм — несмотря ни на что мы сохранили все наши пионерские знамена
и барабаны и не собираемся отказываться от них или менять на более модные и современные.

— Вы никогда не разочаровывались в ребятах?

— В ребятах — нет. Я в принципе уверена, что все дети — одаренные, и у каждого человека на земле есть своя миссия, которая определена талантом. Взрослым наставникам нужно просто вовремя помочь детям этот талант раскрыть. Если человек живет в соответствии с этой миссией — он успешен и не испытывает никакого дискомфорта при встрече с препятствиями. Наоборот, они дают ему стимул для жизни и развития. И профессия никакой роли не играет: повар, сантехник или космонавт. Каждая — почетна и нужна.
Лариса Крапивина и Всеволод Доможиров
Я, например, однажды в Хельсинки была восхищена огромным портретом на первой полосе центральной городской газеты. Это был улыбающийся молодой парень в вязаной шапочке и спортивном костюме.

Оказалось, что он — один из лучших дворников города. Они, дворники, собрались на симпозиум и решали, как лучше убирать улицы
с применением тех или иных усовершенствований.

Этот человек внес тогда пять рацпредложений
и стал героем их города. Чем больше у нас здесь будет подобных историй, тем больше порядка
и осознанности действий будет и на уровне государства!
Флотилия поколений
Всеволод Доможиров — ведущий флагман и руководитель пресс-центра отряда. В «Каравелле» занимается его старший сын, а младший, хоть еще
не дорос, тоже не раз уже держал в руках барабанные палочки на местных торжествах — настоящий «сын флотилии».

На факультете журналистики УрФУ, где он преподает, Всеволода так и называют «главным каравелльцем», а сам он, отправляясь в штаб отряда, давно говорит, что «пошел домой».

Работа пресс-центра
— Отряд никого не держит, но сюда тянет. Это потрясающая традиция и история. В свое время мне предлагали выбор — пойти в политику, в какую-нибудь администрацию работать и бросить «Каравеллу». Я отказался, потому что не понимаю, что бы там делал, как бы себя приложил…
Отряд в 1980-е. Всеволод Доможиров — слева
Чем «Каравелла» отличается от других детских движений? Эти отличия — на поверхности. Сравним с той же «Юнармией» — у нас не выдвигаются на первый план марш-броски, построения или рапорты. И маршировать строем здесь не главное.

Важно, что все ребята обязательно были объединены вокруг какого-то общего дела — будь это строительство лодки, театральная постановка или производство газеты.

Все постоянно заняты, видят конкретные плоды своего труда, приобретают ценные навыки и становятся все более умелыми и сплоченными. И защищать свои принципы, отстаивать интересы своей организации тоже обучены.
Сейчас порой нам транслируют патриотизм, который построен не на любви к Родине и не на собственном развитии, а абсолютно искусственный, ориентированный на поиск врага, например. На мой взгляд, это — порочный путь.

В отряде все выстроено десятилетиями, укреплено связью поколений. Любовь к Родине — естественное, нормальное чувство, неотъемлемая часть жизни. И проявляется она, например, в процессе заботы о других людях.

Недавно мы вот выпустили сборник интервью детей с ветеранами Великой Отечественной войны — это было полезно и важно для всех участников. Кроме того, мы постоянно организуем встречи с интересными людьми, увлеченными своим делом, в том числе и с теми, кто несет службу на самых разных рубежах.
Патриа без муэртэ*
* Patria o muerte! (исп.) — «Родина или смерть!» — лозунг гражданской войны в Испании конца 30-х и кубинской революции (1959).
Владислав Крапивин, основатель и командор флотилии.

— Я с осторожностью отношусь к слову «патриотизм» — оно такое казенное, лозунговое. Все говорят «любовь к Родине», «вы обязаны любить Родину». Это Родина изначально обязана любить своих детей! Тогда дети обязательно полюбят ее в ответ. Песня, кстати, которую вы напомнили — «С чего начинается Родина» — очень правильная. Действительно, начинается эта любовь с чего-то близкого, с материнской песни, с книжки на родном языке,
с товарищей, которые рядом.

Можно, конечно, пытаться воспитывать это, только собирая и разбирая автомат Калашникова или в процессе муштры и политагитации, но ведь это
не работает!
— Но если «Каравелла» вроде как не декларирует патриотизм (этакое «Патриа о муэртэ»), напрямую не учит любить Родину, в чем тогда ее главная ценность?

Главное в ней то, что детям в отряде хорошо. Им интересно, они учатся товариществу, получают ценные навыки, понимают, что такое настоящая романтика. А вот из этого уже потом, постепенно проклевывается то чувство, о котором мы говорим.

Но это не тот показной патриот, который буквально кричит на каждом углу о любви к Родине. Это любовь к своей земле, своему народу, своей культуре — наше внутреннее мироощущение, очень интимное чувство. Не нужно стучать себя в грудь и размахивать флагами, лучше просто работать и ежедневно делать что-то хорошее.

Материал подготовили Елена МЕЗЕНОВА и Юлия ОВЧИННИКОВА.
Фото и видео: Юлия ОВЧИННИКОВА и архив отряда «Каравелла».


P.S.

Материал «Уралинформбюро» «Герои российского времени — капитаны или флибустьеры?» отмечен дипломом за III место
на всероссийском конкурсе «Патриот России» в номинации «Россия молодая».

Другие спецпроекты "Уралинформбюро"
© Все права принадлежат ООО "УралИнформБюро"
welcome@uralinform.ru
Made on
Tilda