Письма Деду Морозу
из дома престарелых
По статистике, десятая часть писем Деду Морозу в Великий Устюг приходит от взрослых, сохранивших веру в чудеса. Наши герои из екатеринбургского пансионата для престарелых и инвалидов «Малахит» тоже бы рады написать волшебнику, но не могут физически. Поэтому надиктовали свои послания, которые и публикует «Уралинформбюро».

Дед Мороз, здравствуй!


Чего нам в комнате не хватает? Телевизора, с ним веселее. В других комнатах есть, у нас пока нет. А так тут не скучно. Бывает, и ссоримся, не без этого.

Мне 89-й год уже. Раньше жила с детками. Утром они на работу, а я до ночи одна и одна. Вот и предложили сюда переехать. Пока ноги не отказали, гулять ходила, на Ганину Яму ездила.

Школьниками мы отмечали Новый год весело. «В лесу родилась елочка», хороводы. Война, так какие подарки? Отец на фронте, мама пятерых тянула – трех сыновей и меня с сестрой Зиной. Работали все. Я камень для бус обтачивала, сейчас такие бусы очень модные.

Потом жизнь наладилась, хоть и трудно было – папа погиб. А теперь и вовсе не сравнить. Желаю всем благополучия.

С уважением
Софья
Софья Федоровна выросла в Березовском. Во время войны бросила учебу, не успев окончить 7 классов. После Победы поступила в школу фабрично-заводского обучения, где получила три специальности – машинист подъемного механизма, компрессора и насоса. Спускала горняков в золотобывающую шахту.

Потом уехала в Свердловск, выучилась на водителя трамвая, вернулась в Березовский. Воспитывала троих детей. Муж, работавший в гараже, предложил Софье освоить асфальтовый каток и научил им управлять. Мужчины отказывались от этой должности из-за низкой зарплаты, а она согласилась. Воистину железная леди.

Дорогой Дед Мороз!

Очень хочу перед Новым годом привести себя в порядок – подстричься, сделать прическу, одеться празднично.

Может, и настроение тогда поднимется. Дома мы собирались компанией, друзья приходили. Теперь из соседней палаты одна женщина заходит, поздравляет. Слушаем куранты и президента Путина.


С уважением
Галина
Галина Николаевна из Ревды полностью потеряла зрение несколько лет назад. Она работала на керамзитовом заводе, потом на заводе ЖБИ. Когда начались проблемы с глазами, дочь привезла ее в Екатеринбург. В больнице сказали, поможет платная операция. Денег на нее у семьи не было.
Дед Мороз, доброго тебе здоровья!

У нас на первом этаже в отделении милосердия лежачие и сидячие больные. Там я проведываю Сашу (он с детства без ног), Галину и Ларису. Вот им хорошо бы к празднику мягких куколок - маленьких ангелочков. А у меня все есть.

В детстве, сразу после войны, мы на Новый год ходили в школу наряженные. Классе в третьем мне придумали костюм зайчика. У подружки был брат охотник. Она упросила, чтобы дал заячий хвостик. Белую шапку и варежки нашли, что-то типа курточки белое, брючки коленкоровые сшили – и хвостик сзади беленький.

В седьмом классе, это начало 50-х, в костюме клоуна праздновала Новый год. Очень было мне и другим на елке интересно.

Потом муж дарил подарки - например, красивый платок: темно-синий с яркими розами. Четыре года как нет мужа.

Сейчас люди мне дарят вещи, книги, иконы. Просят молиться за их родных.

А чудес в моей жизни хватало. У меня экзема на руках 40 лет не проходила, но Богородица вылечила. Добрые люди сказали: 10 дней не принимай лекарства, потом еще 10 дней проси у Заступницы помощи со слезами. Когда парализовало меня – я встала тоже благодаря молитве.

Новый год теперь отмечаю только по старому стилю. Читаю книги о вере, исторические. Вязанием занялась, чтобы пальцы разрабатывать.

С уважением
Валентина
Валентина Шигафовна родом из Красноуфимского района. Она с детства полюбила читать, начала плести кружева. Осиротела в 19 лет. Работала на стеклозаводе в селе Наталинском, который поставлял лампы и абажуры даже на Кубу. В 45 лет вышла на пенсию.

Детей у них с мужем, очень уважаемым в селе человеком, не было. Когда супруги стали серьезно болеть, поселковый совет выхлопотал им направление в пансионат.

Здравствуй, Дед Мороз!

Мне 54 года, и у меня две мечты: выучить немецкий и найти отца.

Я инвалид с рождения, прикован к коляске. 89-летняя мама и сестра-двойняшка живут в Екатеринбурге.

С бабушкой еще в раннем детстве выучил русскую азбуку. Немецкие фразы я услышал от двоюродного брата, начал повторять. Потом просил родных и завуча найти учителя. Но в детдоме, где я рос, иностранного языка в программе не было.

Уже в пансионате волонтеры принесли диски, стал слушать. Пока дело не идет – видимо, нужен преподаватель.

Жив ли мой отец, я не знаю. Он на 10 лет моложе мамы, ушел из семьи, когда нам с сестрой было 4 года. В 1977 году приехал ко мне в детдом, сказал, что работает в Алма-Ате. Я с помощью добрых людей делал запрос в казахскую милицию и на родину отца в Кострому. Там не располагают данными о нем. Обращался в программу «Жди меня» в Москву – ответа не было. Пробуксовка очень волнует.


С уважением
Владимир
Владимир Иванович – из тех, кто мог бы многого добиться, будь у него доступ к знаниям и сфера для их приложения. Личные данные его отца есть в редакции. Кому знакомы алгоритмы поиска пропавших
людей – обращайтесь.
Здравствуй, Дедушка Мороз!

Живу я неплохо, дай Бог каждому, от тебя только здоровья жду. Конечно, на девятом десятке совесть надо иметь, чтобы здоровья просить. Я инвалид первой группы по зрению, одни силуэты вижу. После инсульта еще ногу и руку парализовало, но потом я восстановилась. Стараюсь не унывать. С двумя бабушками занимаемся скандинавской ходьбой – утром и в обед по 10 кругов делаем на стадионе. Частушки к Новому году придумываю.

Мы когда маленькие были, в тебя очень верили. Война была. Жили в Сибири, но в таких местах, где елок нет, одни березы-осины. Иногда елку нам привозили в школу. Бывало, вместо нее цветок приходилось ставить. А дарили нам - по пирожку со свеклой. Помню, был у нас хулиган Ванька, так он этот пирожок взял да и швырнул об забор с досады. Фруктов у нас никогда никто не видал. Спасибо что с голоду не померли. Школьный огород держали, была такая Шура, которая варила картошку, на переменах ели.

Сейчас все у меня есть, даже пылесос. И белье чистенькое. Договорилась, чтобы полки для икон повесили. Пусть у дочки, внука и внучки все будет хорошо.

С уважением
Надежда
Надежде Григорьевне 83 года, она ветеран тыла. Сочиняет стихи, но после потери зрения их не записывает, а учит наизусть. Это гордость пансионата, массовик-затейник, призер многочисленных конкурсов самодеятельности. Живет в «Малахите» 10 лет. Попала туда по семейным обстоятельствам. Всю жизнь проработала на заводах в Свердловске: сначала на турбомоторном фрезеровщицей, потом на УЭТМ, где общий стаж ее династии со стороны мужа – около 700 лет.
Материал подготовили:
Валентина Дейнега
София Мухамедьянова


Благодарим за помощь в подготовке материала администрацию ГБУ "КЦСОН "Малахит" Орджоникидзевского района города Екатеринбурга" и православную службу милосердия Екатеринбургской епархии.
comments powered by HyperComments
© Все права принадлежат ООО "УралИнформБюро"
welcome@uralinform.ru
Made on
Tilda