Уралинформбюро

Рождение "Золушки": как создают спектакль в Театре оперы и балета

Екатеринбургский театр оперы и балета 5 июля представит на суд зрителей спектакль "Золушка". Не привычную сказку, а "историю о современных подростках" – так окрестили ее в театре. Принц – стеснительный "ботаник". У него нет подружки, поэтому король решает устроить бал, о котором мачеха и сестры узнают из выпуска новостей… Нам посчастливилось заглянуть за кулисы, в недра творческой лаборатории.

"С изнанки" театр похож на офисное здание: длинные извилистые коридоры, лифт, множество дверей. Без проводника легко заблудиться. Но за дверями кипит отнюдь не офисная жизнь – там поют и танцуют, что-то выпиливают, расписывают ткань.

Обычно путь от идеи до первых очертаний балета занимает у постановочной команды – хореографа, художника и дирижера – пару месяцев.
За концепцию танца отвечает хореограф. "Вариантов безумное количество. Все дело в том, какие фишки, зацепки выбрать. Как рождается балет, не опишешь словами. Наверное, у каждого по-своему", – рассказывает хореограф-постановщик Надежда Малыгина. Ей важно сразу представлять целостную картину. Самое сложное – заранее просчитать результат. Когда выбраны тема и музыка, на первый план выходят интуитивные ощущения. Бывает, что исходный посыл меняется.
Принято считать, что люди искусства зависят от капризов вдохновения. Но если у тебя на носу премьера, музу ждать некогда. После беседы с нами Надежда отправилась сочинять бал к "Золушке", который будет репетировать с труппой на следующий день. Для нее творчество – упорная работа, а волшебством пусть наслаждается зритель.
Оформление спектакля – задача художника. Иногда ему приходится делать десятки, даже сотни эскизов и макетов, чтобы максимально точно воплотить замысел, усилить акценты.

После утверждения миниатюрные образцы декораций передают в производственные цеха. Мастерам требуется несколько месяцев на изготовление реквизита. При высокой загрузке они трудятся днями и ночами.

250 нарядов для "Золушки" будут шить почти до самой премьеры, запланировано по 4-5 примерок на каждого артиста. Выделенное время уйдет на гардероб только к одной постановке. "Ты же этим живешь, параллельно работать над другим спектаклем очень трудно", – говорит Ольга Кузьмина, заведующая цехом по пошиву женских костюмов.

В огромном пространстве декорационного цеха создают одежду сцены - большие полотна, так называемые задники. На один задник расходуется около ста метров ткани. Чтобы она не села, через каждые 20 сантиметров вбивают гвозди, поэтому пол в цехе деревянный.



Готовые декорации украшают росписью и аппликацией. Самый длительный процесс – живопись, но ее теперь используют редко, заменяя обычной покраской.
Раньше для реквизита применяли в основном папье-маше, сейчас в ходу пластик, металл, дерево. "Мода дошла и до нас. Материалы из папье-маше получаются более качественные и долговечные, но художники хотят, чтобы было как в кино. Нам нравится театральное, классическое, а зрителям надо, чтобы не только издалека было красиво, но и вблизи", – с грустью замечает художник-бутафор Борис Богданов.

Зато парики в театре изготавливают по старинным технологиям: на один экземпляр нужен месяц кропотливой работы.

Львиная доля успеха – удачный подбор артистов. Вжиться в образ, близкий внутреннему складу личности, проще. Танцовщик действует интуитивно, хореограф его направляет. Если же органичности нет, возникает конфликт, исполнитель вынужден искать какие-то оправдания герою. В случае с "Золушкой" это исключено: хореограф постаралась, чтобы роли были созвучны характерам артистов. Золушку играет прима-балерина Елена Воробьева – нежная и хрупкая.
Далекому от искусства человеку язык танца кажется сложным. Но для посвященных он четкий и прозрачный. По признанию Елены, балет - единственное, что она действительно понимает. На сцене, в отличие от жизни, ты готов ко всему.
"В иные моменты хотелось бросить все и уйти. Но я подумала, что восемь лет в училище пройдены не просто так. В итоге балет затянул. И чем дальше, тем больше засасывает в пучину творчества. Отталкиваясь от каких-то травм, повреждений в теле, ты стараешься с ними справиться и в тот же момент обретаешь для себя что-то новое. Потом это интересно раскрыть
на практике", – делится прима.

Танец должен идти от эмоции, настроения, иначе движение будет пустое, в никуда. Артист транслирует то, что испытывает здесь и сейчас. Некоторые даже шутят, что балерины вытанцовывают все свои стрессы и страхи на сцене.


Елена Воробьева
прима-балерина
Проведя в театре несколько дней, убеждаешься, насколько значима любая из мельчайших деталей этого удивительного механизма. Мало-помалу вырисовывается единое полотно спектакля. И каждый, кто к нему причастен, добавляет свой неповторимый штрих.
Мультимедийная история
подготовлена Региной Мусиной

© Все права принадлежат ООО "УралИнформБюро"
welcome@uralinform.ru
Made on
Tilda