В СИЗО прогулочным
шагом, марш!


Спецрепортаж "Уралинформбюро".
31 октября свой профессиональный праздник отметили работники изоляторов и тюрем. Накануне корреспонденты "Уралинформбюро" побывали в екатеринбургском СИЗО-1.
"Легкие" с возу — в камерах свободней
Этот следственный изолятор — самый крупный на пространстве от Уральских гор до Дальнего Востока, и один из самых старых. Первые его корпуса были возведены еще в 1828 году. Один из них сейчас используется в качестве тюремного медблока.

В постсоветское время СИЗО-1 долго считался не просто символом неволи, а образцом тюремной перегруженности. При лимите в 1 770 человек его "население" могло одномоментно зашкаливать
за 9 000 осужденных и подследственных. "Зэка" в прямом смысле слова сидели друг у друга
на головах.

Теперь ситуация кардинально изменилась к лучшему. Численность "спецконтингента" к октябрю 2017 года сократилась до 1 616 человек. Ряд "легких" преступлений (кражи, некоторые финансово-экономические преступления, побои средней тяжести) сейчас не требуют заключения подследственных в изолятор – к ним применяются домашний арест и подписка о невыезде.

По словам сотрудников пресс-службы Свердловского ГУФСИН, для проведения следственных мероприятий теперь не приходится везти подследственного из глубинки в Екатеринбург. Следственные мероприятия и даже судебные заседания можно проводить в режиме видеоконференции.

Беглец не уйдет от Бандита
Однако меры безопасности при этом не стали либеральнее. Чтобы попасть в недра "Екатеринбургского централа" (так называли СИЗО-1 в царские времена), журналистам "Уралинформбюро" пришлось преодолеть три КПП. И на каждом что-нибудь оставить в залог, словно древние греки — сакраментальную монетку для Харона.

На первом пропускном пункте у нас изъяли мобильные телефоны, колюще-режущие предметы
и ключи. На втором — проверили аппаратуру. На третьем журналистам обменяли паспорта на бирки
с номерами.

И каждый раз действия охранников сопровождались холодным лязгом электронных замков
за спиной. Легко представить, что чувствуют при этих звуках осужденные, впервые пересекающие порог узилища.

Но это не Данте с его безжалостным "Оставь надежду, всяк сюда входящий". Скорее, что-то вроде строчки из старинной тюремной песни "Взгляни, взгляни в глаза мои суровые". "Глаза" у СИЗО-1
и правда неласковые: белесые, холодные, в "ресницах" стальных решеток и колючей проволоки.

В греческой мифологии узников царства теней сторожил трехглавый пес Цербер. Изолятор, конечно, не Тартар, но без собак тут как без рук. Одни патрулируют периметр СИЗО, другие специализируются на розыске сбежавших из-под охраны.

Бельгийской овчарке по кличке Бандит, можно сказать, повезло: за все время службы в СИЗО
ни одного побега так и не случилось. Хотя правильнее будет сказать: повезло тем, кто благоразумно решил не связываться с Бандитом. Уйти от этой псины практически нереально.

Достичь результата стоит недешево, и не только в финансовом смысле. По словам инструктора-кинолога Ульяны Лузяниной, на полную подготовку розыскной собаки уходит минимум 2-3 года. Берут в ушастые "следаки" не всех: самыми талантливыми ищейками считаются немецкие
и бельгийские овчарки, а также ризеншнауцеры.
"Квадратный" вопрос

Медкорпус СИЗО-1 возведен почти 190 лет назад. По его коридорам, наверное, до сих пор гуляет кандальное эхо. Сидели здесь непокорные староверы, заводские бунтари, борцы с царским режимом, невинные жертвы победивших "борцов", не обошлось и без криминалитета…

Недавно корпус был капитально отремонтирован: заменены инженерные сети, электропроводка, система вентиляции. Как пояснил врио начальника филиала медицинской части №1 Алексей Лешуков, в данный момент медблок готовится к сдаче. Его обитателями станут заключенные-туберкулезники и лица, страдающие психическими заболеваниями.

Ключевое слово, которым можно описать СИЗО – "железо". Здесь все сработано из сурового металла: решетки на окнах, тяжелые двухъярусные нары, столики для приема пищи, двери, зияющие неприветливыми отверстиями "глазков".

Да и с жилплощадью по-прежнему напряженка: всего 4 "квадрата" на человека. "В Европе норматив 7 квадратных метров", — сетует инспектор отдела воспитательной работы с заключенными Эмиль Салахов.

"Хлебный" хозотряд
В системе ГУФСИН Свердловской области сегодня действует 34 колонии разных режимов. Из них две предназначены для женщин, одна — для несовершеннолетних преступников и еще одна (ИК-56 или "Черный беркут" под Ивделем) — для душегубов, приговоренных к пожизненному заключению.

Для многих осужденных остаться отбывать срок в СИЗО-1 — неслыханное везение. Например, место "бойца хозармии" не только хлебное, но и во всех смыслах привилегированное. Чтобы на него претендовать, во-первых, нужно отбыть не менее полугода срока. Во-вторых, не иметь дисциплинарных взысканий и положительно себя зарекомендовать. В-третьих, желательно обладать какой-либо полезной специальностью: электрика, слесаря или повара.

Всего в двух хозотрядах СИЗО-1 трудятся 170 осужденных. Как сообщил "Уралинформбюро" начальник отряда №2 Дмитрий Павловский, решение о переводе из рядовых зэков
в обслуживающий персонал принимается на уровне административной комиссии СИЗО.

Хозотряд находится в отдельном корпусе. Первое впечатление, возникающее у стороннего наблюдателя — он попал в провинциальную гостиницу образца 70-х годов прошлого века.
Или в хорошую солдатскую казарму. Аккуратный гардероб на входе, комнаты с застекленными дверями и даже таксофон на "ресепшене".

Комната для "передовиков производства" оформлена со всеми возможными для такого сурового места удобствами: вместо двухэтажных нар скромные лежаки, в углу — плазменный телевизор. Имеются отдельные комнаты для свиданий, в том числе и долгосрочных.Чуть далее по коридору расположены "красный уголок" с библиотекой и аквариумом, столовая и небольшой актовый зал
с авансценой.
Вместо баланды — азу с говядиной и рыба.

Кормят заключенных трижды в день, по заранее составленному меню. Знакомство со столовой гарантированного питания СИЗО-1 вдребезги разбило наш стереотип о тюремной баланде.
В обязательном рационе — мясо, рыба, овощи, молочные продукты, каши, супы.

Как раз при появлении корреспондентов "Уралинформбюро" начальник столовой Наталья Игошина давала "хозотрядовцам" распоряжения, как правильно приготовить рассольник и азу. По ее словам, кроме общего предусмотрены и отдельные рационы — для лиц, страдающих туберкулезом, сахарным диабетом, ВИЧ-инфицированных и находящихся на стационарном обследовании.
А вот вегетарианцам здесь разгуляться негде.

Для приготовления пищи задействованы 25 котлов вместимостью 200-300 литров. Готовые блюда распределяются по вместительным армейским термосам и в путь по извилистым коридорам корпусов, где в камерах сотни сидельцев.

Каземат есть каземат. И хоть считает некий красномаечный мэр, что каждый русский интеллигентный человек должен, ну, хоть немножечко посидеть в тюрьме, чтобы понимать, что это такое, как это выглядит в натуральную величину, все же лучше "проходить университеты" на воле.
Материал подготовили Евгений СУСОРОВ, София МУХАМЕДЬЯНОВА.
Другие спецпроекты "Уралинформбюро"
comments powered by HyperComments
© Все права принадлежат ООО "УралИнформБюро"
welcome@uralinform.ru
Made on
Tilda