уралинформбюро

Спасибо, Учитель!

Миллионы россиян приняли участие в акции "Спасибо, Учитель!", которая стартовала в социальных сетях в преддверии профессионального праздника наставников и педагогов. Сеть запестрела историями из "дневников памяти" о тех, кто научил, показал, помог, объяснил, поставил на ноги.

"Уралинформбюро" выбрало несколько из них. Одни трогают до глубины души, другие заставляют задуматься, третьи, напротив, рассмеяться. Каждая из них уникальная, но все они заканчиваются одинаково - словами благодарности. Мы присоединяемся к акции и говорим "Спасибо, Учитель!" всем тем, кто на совесть строит фундамент общества, отдает частичку себя будущему поколению.
Мой учитель, человек мира, Владимир Петрович Несин, три раза обогнул пешком экватор, побывал в 130 странах мира!

В 6 классе к нам пришел новый преподаватель физкультуры – Владимир Несин. Этот человек уже тогда выделялся из педагогического коллектива. Небольшого роста, сдержанный, он увлекался единоборствами, вел секцию самбо у мальчишек. Чувствовалось в нем что-то особенное. И, казалось бы, физра, ну кто ее особо любил? Даже я, занимаясь в спортивке и будучи очень результативной по всяким нормативам, к предмету не пылала страстью. Но уроки Владимира Петровича отличались от обычных пробежек и прыжков через козла. Он всегда рассказывал какие-то истории из собственной жизни или из жизни спортсменов, перемежая скучные подтягивания интересными повествованиями. Никогда не повышал голоса. Трудно, как мне сейчас кажется, было ему в нашем провинциальном городке, хоть и на берегу моря. Душа рвалась изведать мир. И он сделал это. Если вы забьете в Google "Владимир Несин", узнаете много интересного о нем. Человек мира, который прошел пешком и босиком более 120 000 километров по дорогам 130 стран мира, и более 600 000 километров преодолел авто- и гидростопом.


Амалия Соколовская
филолог, журналист
Владимир Несин на горе Мангуп (Крым)
Однажды я смотрел очень мною любимый фильм "Ирония судьбы, или С легким паром", и в той сцене, где главные герои узнали о профессиях друг друга, Надя сказала: "…ошибки учителей менее заметны, но обходятся не менее дорого…". В этот момент я осознал, что профессия учителя – главная профессия для общества! И тут же вспомнил родную школу-лицей №1 города Орла… Дорогие мои учителя: Зоя Алексеевна, Наталья Васильевна, Галина Николаевна, Любовь Олеговна… мне сложно выразить свою признательность и благодарность вам в полной мере! Вы не просто давали знания, вы вкладывали в нас свою душу!

Наталья Владимировна, к сожалению, Вы преподавали нашему классу недолго, но Вам хватило 2 минут, что б дать мне план достижения своей мечты/цели, которому я следовал все эти годы.

Зоя Алексеевна, для меня Вы – вторая мама! Я благодарен Богу за то, что учился у вас, в школе-лицее №1 имени Михаила Васильевича Ломоносова. Низкий вам поклон, мои дорогие УЧИТЕЛЯ!

Александр Мисуркин
космонавт, герой России
Школа-лицей №1 имени М.В. Ломоносова
[...] Когда ребенок маленький, он видит и чувствует, кто его учит. Кто воистину – Учитель. В железнодорожной Второй школе это была великий педагог Людмила Ивановна Кокорина. И, конечно, другие. Потом, уже в Университете были Лев Наумович Коган, Юрий Геннадьевич Ершов и Леонид Иванович Фомин. Но помню и ценю всех.

А потом ребенок повзрослел и вдруг увидел, что в жизни столько уроков, что ежеминутно и ежесекундно стоит учиться, что нужно стать губкой, что стоит, отдавая, принимать, а принимая, отдавать. И вдруг оказалось, что главными моими учителями стали мои ученики, мои студенты, соискатели и аспиранты, мои коллеги по профессии, мои спутники по жизни, мои друзья. В том числе по Facebook. И, конечно, главный учитель – моя дочь.

Только студентов-учителей десятки, сотни и, подозреваю, тысячи. Кто-то из них – любимый учитель, кто-то – нет, но у каждого учился и учусь. Каждый мой аспирант научил меня много большему, чем я его. Это абсолютно точно. Каждый из друзей продолжает давать мне уроки. Иногда спорили и спорим до крови, иногда шаг за шагом идем к общей цели. Часто не понимаем друг друга, но пытаемся. Еще чаще в итоге находим общее. Реже ругаемся в хлам. Совсем редко не миримся. Но и это школа, это учеба. И это те, кто учит.

Спасибо всем. И тем, кто делал из ребенка взрослого, и тем, кто учит взрослого и поныне. Мы же понимаем, что сущность учительства – уметь учиться у учеников, учиться вместе. [...]


Константин Киселев
депутат Екатеринбургской городской думы

Константин Киселев с женой и дочерью
Первым и главным учителем в моей жизни был ДЕД. Мы так его и называли. Редко – дедушка. Потому что он был ДЕД или деда. Сильный, подтянутый, с военной выправкой и добрыми, улыбчивыми глазами. Полжизни он работал учителем истории в школе, потом директором, журналистом, лектором. Но Учителем был всегда и для всех. Я до сих пор помню его жизненные уроки и один из первых – об ответственности за свой выбор.

...В Белоруссии сухое и теплое лето. Мне 2 года. И каждый день мы с дедушкой ходим гулять. С ним интересно гулять – он не водит меня на детскую площадку, где дети возятся в песочнице, а взрослые курят в сторонке. Он гуляет со мной в лесу, и в поле, и вдоль железной дороги. Он показывает мне, как цветет вереск, как переключают стрелки на переезде, и разговаривает как с большой. Сегодня мы идем к тете Мане – она стрелочница, а когда-то была связной в дедушкином партизанском отряде – об этом он тоже мне рассказывает по дороге. Дорога пыльная и мягкая. Если топнуть по ней ногой – пыль разлетается и оседает серым облачком. Идти в сандаликах совсем не хочется.

- Деда, можно я босиком?

- Можно. Только это мы с тобой сейчас по дорожке идем, а дальше будет железнодорожный переезд, а там насыпь гравием засыпана, и ножкам будет больно.

- Деда, я босиком хочу.

- Только смотри – не пищать. Сандалики снимешь – я их в рюкзак уберу, и доставать уже не буду. Подумай хорошенько.

- Деда, я подумала, буду не пищать.

После мягкой и пушистой дорожной пыли камушки действительно чувствительно врезаются в маленькие босые пятки, но я же обещала не пищать, поэтому иду и молчу. Дедушка тоже молчит и улыбается, глядя, как я осторожно выбираю, куда поставить ногу.
Мама с бабушкой потом долго мыли эти маленькие, сбитые о камни, ножки и причитали, ругая деда. А мы с ним молчали, и улыбались.
Спасибо, Учитель!

Диана Королькова
директор Школы ответственных родителей "ЛЕГКО УЧИТЬСЯ!"
Маленькая Диана с дедушкой Михаилом Александровичем Никольским
[...] Вспоминаю сентябрь 1969 года. В этот день я впервые переступила порог школы. Нас подвели к учительнице, с любопытством оглядывали мы женщину, у которой предстояло нам учиться. Каждый хотел взяться за ее руку, она всех окинула взором, добродушно улыбнулась и повела нас в класс. Так я узнала, что мою учительницу зовут Валентина Сергеевна. Смогла ли я тогда предположить, какую роль сыграет она в становлении десятков маленьких каратинцев?

Это был подвиг, потому что в те дни нам, ни слова не знавшим по-русски, открылся новый мир. Для каждого из нас она находила слова, в ней была развита потребность мимоходом, незаметно приласкать нас, улыбнуться, погладить по стриженой головке мальчишек, поправить бантики у девочек. [...]

Валентина Сергеевна никому не говорила о своем горе и о том, как ей тяжело было с четырьмя детьми после потери близкого человека – мужа Магдана. Можно было подумать, что все ей давалось легко и просто. А мы своими детскими душами понимали, как ей несладко. Ее грустные глаза выдавали душевное состояние. Никогда она не ходила на поклон к чиновникам. Валентина Сергеевна просто работала, всю себя отдавала детям. Каждый ребенок был для нее уникальным миром. [...]

У нее никогда не бывало "чистых" уроков письма, чтения, арифметики. Если она чувствовала, что дети устали говорила: "Давайте, дети, нарисуем сказку, которую сейчас читаем, споем стишок, который сейчас учим". [...]

Еще одна черта у Валентины Сергеевны была – она удивительно учила нас творчеству, мы никогда не боялись сочинений, не боялись высказывать свои мысли, чувства – знали, что нас поймут. [...]

Она никогда не повышала голоса на детей, часто любила повторять: "В каждом ребенке солнце. Нужно только уметь зажечь его". Вот это
солнце, зажженное ею, теперь горит в каждом из ее учеников. Они с гордостью произносят имя своей первой учительницы. [...]


Раисат Абдулбасирова
консультант Управления общего образования Минобрнауки РД
1972 год, Валентина Сергеевна с третьеклассниками
Раисат Абдулбасирова проработала учителем русского языка и литературы 20 лет
Мое школьное детство было вначале классически ужасным, а потом нереально прекрасным. Про ужасное – для контраста. Районная школа начала 80-х, головой меня – об парту, не принимают в пионеры из-за дружбы с не той девочкой, из-за крапивинской Каравеллы – общешкольное собрание о моей безнравственности. Одноклассники – бойкоты. Закончен восьмой. Мама узнала о литературном лицее в 40-й школе. Конкурс, сложно, но каждый день обещают литературу. Проходим экзамен. Нервная девочка, говорит психолог, полечить бы ее... А учитель, которая набирала класс, сказала – берем.

2 года счастья. Жизни. Дыхания. Белла Михайловна Гринберг собрала литературный класс очень непростых ребят. У нас были сливки из городского пионерского штаба, театральной студии и хора дворца пионеров. И маньячки, любящие литературу, пилящие через весь город и даже из Березовского. У нас каждый день было 2-3 литературы. Белла Михайловна была с нами строга. Но после ее занятий мне до 3 курса было скучновато на филфаке. Она научила меня главному – анализу в единстве формы и содержания. [...]

Выпускной – 5 блестящих гитаристок нашего класса и наш роскошный репертуар. Для Беллы Михайловны ее любимое – "говорите, говорите, я молчу" Дольского. После выпускного наш уникальный класс без экзаменов был принят в пединститут. Но 3 выпендрежные девицы сказали – мы в универ пойдем. Белла Михайловна готовила нас к универу дополнительно.
Бесплатно. В ее такой знакомой и такой любимой квартире, где мы столько раз собирались всем классом, натаскивала нас. Все 24 ученика
нашего класса получили высшее образование. Филфак, юридический,
философский, медицинский. 3 кандидата наук – филологических. На очень, очень много процентов нас сделал такими именно этот человек. Белла Михайловна Гринберг. [...]


Вера Тарасова
директор журнала "Бизнес и Жизнь"
Класс Веры Тарасовой - 11 "Б", выпуск 1990 года
Белла Михайловна Гринберг, преподаватель литературы
Мне думается, что учительство есть своего рода подвижничество. Одна из самых важных профессий. Увлечь, заинтересовать миром или делом это дорогого стоит. Особенный дар.

Мне всегда везло с учителями, и я многим могу сейчас сказать #спасибоучитель, но, когда в рамках акции попросили рассказать о конкретном человеке, я сразу знал, кого бы хотел здесь вспомнить. После окончания 9-го класса и художественной школы, лицея им. Дягилева, я поступил в ХПУ-42 – ювелирное училище, расположенное в Екатеринбурге на мрачном отрезке улицы Блюхера, напротив Михайловского кладбища.

Историю за 10-11 классы там преподавал Владимир Сергеевич Козлов. Человек, который мог рассказать интересно и доступно о чем угодно вне своего предмета. Что и запомнилось. Дело в том, что жители задних рядов в классе всегда знали, как "сорвать" урок, сменив историческую тему на любую другую. Достаточно было затянуть что-то вроде "Владимир Сергеевич, а вы верите в снежного человека" или "Нууу, Владимир Сергеевич, ну расскажите нам про черные дыры". Когда подключался весь класс, Владимир Сергеевич в итоге сдавался и тратил учебные часы на ответ. И так все два года. Постоянные отступления от программы. Уроки истории в ХПУ-42 всегда превращались в подобие некоего науч-поп сериала из цикла "Хочу все знать". Было всегда безумно интересно, а главное, эта история приучила интересоваться многими вещами за пределами своей профессиональной деятельности.


Александр Гагарин
солист группы "Сансара"
Александр Гагарин в детстве и сегодня
[...] Меня попросили принять участие в акции "Спасибо, учитель!", только боюсь, вряд ли получится поделиться ванильно-сладкими историями о мудрых наставниках, бесценном опыте и трепетном отношении, понесенным через всю жизнь.

Я родилась и выросла в небольшом рабочем поселке под Нижним Тагилом. Средняя общеобразовательная школа располагалась в двухэтажном кирпичном здании, однако начальная школа находилась в отдельно стоящем деревянном бараке с печным отоплением, с большими щелями в полу, с туалетом, который, по сути, был выгребной ямой с дырками в полу. Зимой ходить в этот туалет было холодно, температура там была градусов на 5 выше, чем на улице, в "дырках" сверкал иней и желтый, вонючий лед. Мы называли это заведение "тундрой". [...]

У детей, заканчивавших поселковую школу, было два пути: остаться работать на асбестовском горно-обогатительном комбинате или уехать в Нижний Тагил, чтобы устроиться на один из заводов, в лучшем случае, поступить в пединститут. Единицы уезжали в Свердловск, учиться в УПИ или в Горном, чтобы затем вновь вернуться в родной поселок и работать на комбинате инженерами. [...]

Я хотела стать журналистом и стала. Закончила факультет журналистики УрГУ, школу тележурналистики Би-Би-Си, работала в газетах, глянцевых журналах, на радио и телевидении. Можно ли сказать спасибо за выбор моей профессии моим учителям? Боюсь, что нет. После моей первой заметки в районной газете "За победу" о школьных проблемах, меня вызвали на педсовет, ругали на классном часе, вызывали в школу родителей. Моя "писанина" в районке учителям категорически не нравилась, мне советовали быть "как все" и не высовываться, отговаривали от поступления на журфак ("чем тебе пединститут не нравится"), но я продолжила писать.

Самую правильную позицию заняла моя мама. Когда я сказала, что хочу быть журналистом, молча взяла меня за руку и повезла в Нижний Тагил, в редакцию районной газеты. С этого все и началось. Поэтому сегодня я говорю: спасибо, мама, ты мой самый лучший друг и учитель! [...]


Людмила Варакина
руководитель экспертной группы Свердловского регионального ОНФ
Школьные и студенческие годы Людмилы Варакиной
[…] Оказавшись в четвертом классе в стенах девятой школы, я попала в другой мир. Хотя все у нас было как у всех в конце 70х годов – 44 человека в классе, драки среди мальчишек на переменах, коричневая форма с манжетами и воротничками, которые надо перешивать, пионерская дружина, смотр строя и песни, и прочие атрибуты советского детства. Вся эта школьная ученическая суета была совершенно естественной, как погода за окном. Но вот учителя... Они плыли над этим ежедневным школьным броуновским движением, и море синих курточек и коричневых платьев расступалось перед ними. …Только спустя много лет понимаешь масштаб этих личностей. Как они справлялись с нами? Без всяких ФГОСов и УУД? Без образовательных программ и стратегий развития? Низкий всем поклон. [...]

В шестом классе появился предмет физика, и в мою жизнь красиво вошла Татьяна Александровна Легких. Она вела у нас предмет три года, до 9 класса. Этого оказалось вполне достаточно, чтобы я совершенно влюбилась в физику. Ну а с Татьяной Александровной мы так и идем рядом с тех пор... Если бы не она, моя жизнь сложилась бы совершенно по-другому. [...]

В девятый класс брали не всех. Надо было поступать… Выбор мой был очевиден – физика. Меня приняли в 10Д класс. Директором школы в тот год назначили Валентину Мефодьевну Желтоножко. Именно она вручала мне аттестат в десятом классе, а потом принимала меня на работу в 1994 году. Именно В. М. предложила мне возглавить гимназию в 2008 году. Я бесконечно признательна за доверие, которое было мне оказано. Я и сейчас постоянно на связи с В. М., советуюсь с ней по разным вопросам... Так что мое обучение продолжается)) [...]

Я часто пересматриваю наш девяточный "Семейный альбом", где опубликованы списки и фотографии всех выпускников гимназии за 150 лет. Вспоминаю фамилии, лица, школьные истории. Так или иначе, но моя жизнь была связана с девяткой с 1981 по 2015 год... Спасибо. Бесконечно. Всем. За все. А в этом году мой сын перевелся из УрГЭУ в пединститут. Может, все продолжается? И когда-нибудь и ему кто-то скажет: "Спасибо, учитель!".


Екатерина Сибирцева
глава Управления образования администрации Екатеринбурга
Гимназия №9
© Все права принадлежат ООО "УралИнформБюро"
welcome@uralinform.ru
Made on
Tilda